Присоединяйтесь

Комментарии

Внимание, конкурс

В целях пропаганды туристского потенциала Белгородской области, популяризации и распространения положительного опыта предпринимательской деятельности в сфере туризма Департамент экономического развития совместно с Белгородским областным фондом поддержки малого и среднего предпринимательства проводит областной ежегодный конкурс «Лучший туристический объект года 2020». подробнее...

Партнёры

shuh.jpg

 kino31_160x225.jpg

 Unise.ru

Председатель совета директоров агрохолдинга «БЭЗРК-Белгранкорм» Александр ОРЛОВ: Наше честное имя не нужно склонять

На редакционном «гостевом диванчике» в этот раз согласился посидеть человек известный не только на Белгородчине: Александр Викторович ОРЛОВ - председатель совета директоров агрохолдинга «БЭЗРК-Белгранкорм», почётный гражданин Белгородского и Ракитянского районов. Он поднялся в нашу редакцию, на третьем этаже Дома печати, и сказал: спрашивайте, на все вопросы отвечу.
И мы стали спрашивать…

Колбаса без химии

- Александр Викторович, когда наши журналистки узнали, что вы придёте в редакцию на «гостевой диванчик», то отреагировали примерно так: «А, это тот, у кого синтетические куры!». Они правы?
- Это заблуждение. Вот говорят: домашняя курочка. На Западе, да и в России вошёл в моду так называемый зелёный брэнд. Но кто может гарантировать, что домашняя курочка, выращенная якобы на вольных полях и хлебах, действительно лучше нашей? Это первое. И второе. Часто у нас птицу покупают, осмаливают и перепродают под видом домашней.

Александр ОРЛОВ

А если говорить по сути, то мы работаем по принципу «от поля до прилавка». У нас собственное зерно, в кормах: пшеница, кукуруза, соевый шрот и белково-витаминные добавки. Попутно замечу, что в нашей области категорически запрещено применять генномодифицированный шрот. Всё!
Да, мы птицу лечим. До двадцатого дня от рождения применяем антибиотики и вакцины. Обойтись без этого невозможно. Птица забивается на сороковой день. Последний срок применения антибиотика - восемь дней до забоя.
- У вас неплохая колбаса, вы, наверное, туда химию для вкуса добавляете?
- Не добавляем. Мы не хотим использовать всевозможные добавки, тот же растительный белок. Будем больше делать птичьих колбас, ведь мясо птицы само по себе дешевле. Это тоже будет натуральная продукция.

Запахи в «рубашке»

- Помнится, вы как-то говорили о планах по переработке отходов. Что-то уже сделано?
- Если говорить о переработке помёта в качестве альтернативного источника энергии, то здесь пока идут переговоры. Завод по утилизации 340 тонн отходов в сутки - это часть комплекса по глубокой переработке птицы. Весь комплекс обойдётся нам в 4,5 миллиарда рублей, он помимо завода по утилизации отходов включает склады для дозаморозки и хранения мяса на 5 тысяч тонн и, собственно, сам завод мощностью 12 тысяч голов птицы в час. Это будет самое современное производство.
- Где планируете строить комплекс?
- В Ракитянском районе - в зоне сосредоточения многих наших промышленных объектов. Две бойни там уже есть, это будет третья. Завод по санитарным нормам расположили на расстоянии в километр от жилья, перерабатывать будем не только отходы производств нашего холдинга, но и других предприятий области. Там предполагается применение технологии законченного цикла - без всяких выбросов и сбросов, даже запахи будут поглощаться через специальные «рубашки». Подобный завод мы видели в Дании, датчане нам его и строят.
А завод по забою птицы будет сертифицирован по евростандартам. Я надеюсь, что после его запуска мы без проблем сможем экспортировать свой продукт в Западную Европу. Российский рынок мясом птицы практически насыщен, в прошлом году произведено 2 миллиона 900 тысяч тонн в убойной массе. А реальное потребление в стране - около трёх миллионов тонн. Пока уровень доходов населения не позволяет потреблять больше. Для Евросоюза мы будем, вероятно, поставлять филе и крылышки, для Азиатского региона (Индия, Китай) - заморозку, красное мясо, лапы. Естественно, в числе наших покупателей и страны СНГ.
- Сегодня модно говорить об инновациях, а что делается у вас в этом направлении?
- Вся наша технология и выживание в конкурентной борьбе связаны с инновациями. Мы применяем самые современные технологии. Сами не разрабатываем, берём тот «велосипед», который сделали другие, садимся на него и едем. Думаю, благодаря инновациям мы выживаем в конкурентной борьбе.

Ужасный кризис

- Как вы думаете, не грозит ли нам в связи с «перезагрузкой» отношений с США массовое возвращение в Россию «ножек Буша»?
- Думаю, к старому возврата не будет. Россия затратила много средств, чтобы возродить животноводство и, в частности, птицеводство. И субсидии мы получали, и дотировались ставки рефинансирования - государство вложило серьёзные деньги. И чтобы вот так в одночасье всё обрушить… У нормальных людей такого не должно случиться. Хотя в прошлом году мы пережили ужасный кризис. Если в 2008-м попали в кризис банкиры, нефтяники, газовики, то сельское хозяйство в такой дыре оказалось в 2010 году. Тут сошлись три фактора: экономический кризис, аномальная жара, вызвавшая резкий рост цен на корма, и непродуманная политика по импорту. В четвёртом квартале 2009 года завезли половину годовой квоты импортного мяса, естественно, практически всё оно реализовывалось в 2010 году. Эта ситуация очень давила на рынок.
К тому же рост тарифов ЖКХ отнял у населения часть средств, снизил покупательскую способность. Мы это почувствовали. Судите сами: прежде мы получали более миллиарда рублей чистой прибыли в год и нормально себя чувствовали. А в 2010 году при росте объёмов производства, при новом комплексе, построенном в Новгородской области, мы получили всего 874 миллиона рублей, хотя рассчитывали получить более двух миллиардов. А инвестиционных расходов у нас было более трёх миллиардов рублей.

Жизнь распорядилась по-своему

- Александр Викторович, а как вы оказались в «птичьем» бизнесе?
- Четырнадцать лет назад Евгений Степанович Савченко одобрил мою просьбу стать генеральным директором Белгородского экспериментального завода рыбных комбикормов. До этого я работал на витаминном комбинате в должности заместителя директора по экономике и маркетинговым ресурсам. Но не сошлись по некоторым позициям с бывшим директором, пришлось уйти. Завод рыбных комбикормов был на грани остановки. Он производил корма, и в первую очередь - для прудового карпа. Но рынок к 1997 году разрушился, все кормили рыбу всякими отходами, спрос на комбикорма прекратился. В 97-м завод произвёл всего 36 тысяч тонн комбикорма. А сегодня мы в месяц столько делаем на тех же площадях.
Словом, нужно было выживать. Если рыбный корм никому не нужен, значит, надо производить то, что понадобится потребителям. В животноводстве стоимость корма составляет 60 процентов всех затрат. Это не просто зерно или отруби, это сбалансированный по всем составляющим продукт: по энергии, протеину, аминокислотам и так далее. Занялись кормами для животноводства. А в феврале 1998 года Василий Николаевич Усов - известный сегодня в области человек, лауреат премии В.Я.Горина - пришёл ко мне и говорит: кормов нет, последних свиней забили, остались только свиноматки, дайте комбикорм. Я говорю: так просто мы дать не можем, а давайте интегрироваться. Если мы будем делать комбикорм, то должны отвечать за конечный результат. Таким образом, свиноводческий комплекс «Родина» - первое предприятие, которое вошло в будущий агрохолдинг.
А к этому времени были введены зерновые векселя, которые дали толчок развитию животноводства. Денежные отношения только складывались, а вексель позволял обменивать зерно на корма, на свиней, птицу и таким образом развязывать неплатежи. Мы участвовали в этой схеме. В сентябре 1998 года к нам пришёл директор с Яснозоренской птицефабрики и тоже говорит: всё, остановились, кормов нет. Мы и их взяли. И с этого всё началось.
- Формирование вашего холдинга совпало по времени с финансовым кризисом 1998 года. Он сильно помешал?
- Наоборот - помог. Кризис стимулировал импортозамещение. В результате - толчок для резкого роста. Потом мы пошли семимильными шагами. Европейский банк реконструкции и развития выдал нам первые полтора миллиона евро. Реконструировали комбикормовый завод, провели реконструкцию бывшего спецхоза «Родина». Затем была поддержка области, Сбербанка и других банков. В 2000-2001 годах холдинг стал набирать серьёзные темпы, банкиры нам поверили. А когда начали реализовывать национальные проекты, нам совсем развязали руки.
- Вы когда-нибудь думали, что будете заниматься птицеводством?
- Когда был студентом, а я окончил экономический факультет Воронежского госуниверситета, не думал, что стану этим заниматься. А потом жизнь распорядилась по-своему и, чтобы дело не страдало, пришлось вникать во все тонкости птицеводства. Хоть и есть узкие специалисты, но и мне нужно понимать, чем я занимаюсь.

Сало ем, но в меру

- Что мы всё о птице! Поговорим о свиньях. У вас крупное производство?
- Свиноводство - это наше второе направление. В прошлом году произвели 24 тысячи тонн свинины. Но вы знаете, в каких условиях мы работаем? Если сегодняшние свиноводческие гиганты построили свои комплексы с нуля и по современным европейским технологиям, то у нас только один такой комплекс. А всё остальное - бывшие хозяйства 30-35-летней давности, построенные по тогдашней итальянской технологии. Она более затратная. В наши старые цеха мы не можем поставить скот современной генетики - им не позволит выжить ветеринарный фон, который скопился там за годы эксплуатации.
Старые производства пока закрывать не собираемся, у нас хорошая бойня и глубокая переработка свинины. Вкладываем небольшие деньги в поддержание производства свинины и его реконструкцию. Сейчас строим в Нижних Пенах современный комплекс на 12,5 тысячи тонн. В этом году ставим задачу произвести 30 тысяч тонн свинины, а в следующем - выйти на 40 тысяч тонн.
- А вы сало едите?
- Ем, но в меру. Особенно люблю солёную грудинку.
- Это правда, что для получения прослоек в сале свиней истязают?
- Ни в коем случае! Это специальная беконная порода. У нас трёхпородное скрещивание: дюрок, крупная белая и ландрас. Эти три породы составляют основу европейского свиноводства. В зависимости от того, каких качеств - сальных или мясных - мы хотим достичь, этими тремя породами и манипулируем. Плюс работаем с кормами. И никого не истязаем.

Вернулся в общий зал

- Вы завтракаете дома?
- Если я в Белгороде, то завтракаю дома. Жена мне утром готовит кашу, что-нибудь растительное, орешки, чай. А если в Ракитном, то могу поесть чего-нибудь мясного.
- А обедаете где?
- В столовой. У нас очень хорошая заводская столовая. Обед стоит от 30 до 70 рублей. Только натуральные продукты собственного производства. Я люблю наши котлеты из филе с гречкой, рисом.
- Вы обедаете в отдельном зале?
- В общем. Было время - обедал отдельно. Но люди стали жаловаться на качество блюд. Я вернулся обедать в общий зал, и качество улучшилось.
- А ужинаете чем?
- По-разному. Вечером бывает много встреч. То в кафе, то в ресторанах. Когда никуда идти не надо - дома. К сожалению, по вечерам иногда переедаю.
- Но утром, конечно же, зарядка?
- Стыдно, но - нет.
- У вас два дома?
- В Белгороде - квартира, в Ракитном - дом. Мне больше нравится в доме, он небольшой, деревянный, уютный.
- А семья большая?
- Жена Татьяна Алексеевна и дочь Екатерина. Дочь уже взрослая, окончила университет, кандидат экономических наук, работает в нашей компании директором по корпоративному управлению. К сожалению, пока не замужем.
Туда, где поле чистое
- Слышали, что вы помимо Новгородской области начинаете бизнес ещё и в Украине. Тоже будете выращивать птицу?
- Нет, в Украине займёмся свининой. В Кобелякском районе Полтавской области приобрели бывший комплекс крупного рогатого скота, проводим его реконструкцию, чтобы получать по замкнутому циклу 5 тысяч тонн свинины. Если пилотный проект будет удачным, то у нас в планах производство 40 тысяч тонн свинины в Украине. Там неплохо развито птицеводство, а что касается свинины, то это поле чистое, индустриальной технологии выращивания свиней практически нет.
- А как к вашим проектам относятся местные жители? Производство-то с запашком…
- Да, непростое производство. Вот пришли мы в Крестецкий район Новгородской области, власть нормально отнеслась, а люди реагируют по-разному. Хотя мы сегодня применяем самые современные технологии с минимальным воздействием на окружающую среду. В Белгородской области построили два полигона по производству органического удобрения из помёта, затратили по 80 миллионов рублей плюс по 20 миллионов отдали за машины. В Новгородской области тоже строим полигон. Люди должны понимать, что только нефть и газ нас не спасут. Нужно реальное производство, которое будет нас кормить. В этой связи вспомнилась присказка: «Где нет мух? Где нет человека…».

Два рабочих кабинета

- Вы с трудом выкроили время для посещения редакции. Неужели так сильно загружен рабочий день?
- Сейчас очень много времени приходится отводить на командировки. Бизнес стал разноплановым. Если в этом году мы произведём 220 тысяч тонн мяса, то 70 тысяч из них - по всей технологической цепочке в Новгородской области. Там ещё репродуктор строим, а на Белгородчине - четыре серьёзных объекта. У меня основной рабочий кабинет находится в Ракитном, дополнительный - в Белгороде. Вот сегодня я в Белгороде, потому что нужно встретиться с вами, потом ещё с одним журналистом, а после обеда назначены встречи с представителями двух иностранных компаний. Одна из них - поставщик оборудования для фабрики в Новгородской области.
- Вы постоянно в разъездах, а на чём передвигаетесь?
- Используем все виды транспорта. Предпочтение - самолёту, потом - поезд и автомобиль.
- У компании собственный самолёт?
- Нет. Доходы компании пока не позволяют иметь самолёт.

Мы - за «охлаждёнку»

- Перед Новым годом СМИ сообщали о запрете на продажу замороженной курятины. Сейчас всё стихло. На прилавках - никаких изменений. Что это было? Как заинтересованное лицо вы, вероятно, обладаете более полной информацией?
- Два года назад решением главного санитарного врача России Геннадия Онищенко были изменены санитарные правила. Для производства продуктов последующей переработки, допустим, колбас, котлет и так далее, запрещалось использовать мясо глубокой заморозки. Это правильное решение - для изготовления таких продуктов использовать только охлаждённое мясо. Новые правила должны были вступить в действие с 2010 года. Но под давлением всевозможных импортёров и монополистов мясопереработки, которые привыкли вместо мяса в колбасах использовать западный фарш мехобвалки птицы, стоящий копейки, и всякие добавки, Онищенко пообещал ввести это правило с 2011 года. Документ вступил в силу, но с поправками. Теперь нельзя использовать замороженное мясо только для производства детского питания и полуфабрикатов, которые не подвергаются термической обработке.
- И вы этому рады?
- Мы не рады, потому что нам выгоднее, чтобы импортный фарш ушёл с рынка, чтобы на рынке было больше «охлаждёнки». Нам выгоднее, чтобы навели порядок и наше честное имя не склоняли, так как бывают такие случаи, когда охлаждённое мясо хранится семь суток, срок годности истекает, магазины его должны снять с продажи и утилизировать, но в последний день приезжают переработчики, забирают, неизвестно сколько и где хранят, потом добавляют в котлеты, пельмени... А страдает народ.
- Но ведь и у вас сузится рынок, вы же не довезёте охлаждённое мясо в дальние регионы...
- Почему? Мы говорим: «охлаждёнка» - для переработки. У нас есть возможность перевозить свою продукцию на расстояние до 1400 километров. Охлаждённый продукт можно хранить без газовой среды до семи суток, а в газовой среде - до двенадцати.

Трудно с монополистами

- Александр Викторович, летом прошлого года я купил четыре яснозоренских курицы - готовился принимать гостей, и вдруг вырубили свет на шесть часов. Тогда я подумал: а как же в холдинге? Там же такое сложное хозяйство: инкубаторы, откормочные цеха, бойня… Вдруг энергию отключат?
- Такие проблемы часто случаются. К сожалению, наша энергосистема не вполне надёжна. На самых «узких» местах у нас стоят дизельные генераторы. Наш бизнес очень рискованный, птицу надо кормить каждый день, ей нужен определённый климат. Риски большие, страхуем, но убытки несём.
- А энергетики какую-то ответственность несут в таких ситуациях?
- К сожалению, монополистам трудно что-то доказать. Монополия есть монополия. Ещё тариф на электроэнергию сегодня вырос более чем на 40 процентов. Если в конце прошлого года он был 3,8 рубля, то сейчас без всякого основания - 5 рублей. Я понимаю, что мы должны стремиться к мировым ценам, но нельзя же кому-то получать сверхприбыли, а кому-то не получать ничего. Да, энергетикам требуются инвестиции, но всё должно быть в разумных пределах. Переход на свободный рынок энергетики для коммерческих организаций, особенно для села - это просто убийственно. Мы ещё не осознаём, что будет у нас через два-три месяца в связи с подорожанием электричества.

Зерновая фикция

- Как вы выкручиваетесь в условиях зернового дефицита?
- Это очень сложная проблема. Только что обсуждал её со своими сотрудниками. По плану мы должны получать 200 тысяч тонн зерна в зачётном весе. В прошлом году собрали чуть более 90 тысяч. Недобор серьёзный. А расход - 600 тысяч тонн комбикормов, из них 350 тысяч тонн зерновых. Недостающее зерно закупаем по всей России. Если в прошлом году в это время цена на зерно была 3-3,2 рубля, то сейчас пшеницу покупаем по 7,7 рубля. Нам нужно каждый месяц иметь 30-40 тысяч тонн зерна в запасе.
- А как же обещанная государством зерновая интервенция?
- Государство пообещало 20 миллионов тонн зерна использовать для стабилизации цен. Обещали прямые интервенции провести до нового года, потом после нового года, и вот сегодня принято решение продавать зерно из интервенционного фонда на товарной бирже, причём стартовая цена независимо от региона, где оно хранится, - 6 тысяч руб-лей за тонну зерна пятого класса. Если мы покупаем зерно в Белгородской области, то отпуск, хранение, транспортные услуги небольшие. А если зерно везём из Волгограда, Ростова, Краснодара, то они уже становятся от 1200 до 2000 рублей за тонну. Поэтому интервенция превратилась в фикцию.
- В связи с подорожанием зерна и ваша продукция выросла в цене?
- Наша продукция не подорожала. Сегодня, если брать первый сорт, мы даже продаём на 2-3 рубля дешевле, чем продавали в декабре. Если в декабре цена была 72-74 рубля за килограмм, то сегодня по 68-69 рублей. Я называю оптовые цены. Нам не нужна большая маржа, чтобы компании нормально работали, наша рентабельность должна быть 8-10 процентов. А сейчас мы докатились до четырёх. К тому же, видимо, падает покупательская способность людей. Они не могут одновременно оплачивать возросшие тарифы на услуги ЖКХ и оставить потребление мяса на том же уровне. А тут ещё и овощи подорожали.

Любимое дело

- Александр Викторович, вы человек успешный. А что дальше? Или стремиться уже не к чему?
- Мне супруга иногда говорит: Саша, может, пора остановиться? Потому что трудно охватить всё. К тому же сегодня - кадровый голод. Приходят молодые менеджеры, и я вижу, что квалификации у них недостаточно, чтобы делать так же, как делаю я, или те, кто со мной начинали. И это обидно. Ведь если нет роста, то ты становишься неконкурентоспособным. Но работа - это часть жизни и, как мне кажется, главенствующая. Это любимое дело, без которого ты не можешь жить, поэтому какие бы не были ограничители, нужно всё время развиваться.
- Но бродят слухи, что вам предлагают какие-то высокие должности…
- Это всё слухи. Мне уже скоро 50 лет и мой зарок - никогда не идти ни в политику, ни во власть. Я хочу заниматься любимым делом. Чем дальше от политики, тем лучше.

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
КАПЧА
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.

Новости

27.05 Народный фронт объявил сбор средств для поддержки бойцов ЛДНР
19.05 За два дня трансляции марафона «Новые горизонты» собрали более 70 млн просмотров
17.05 Общество «Знание» организует федеральный просветительский марафон «Новые горизонты»
18.04 В России создают движение в поддержку отечественных брендов
22.03 Губернатор Белгородской области объявил о введении первого пакета мер региональной поддержки населения и бизнеса
08.01 Резерв есть
06.12 Андрей Чесноков назначен исполняющим обязанности главы Старооскольского округа
15.11 Президент Сербии Александр Вучич рассказал, что многому учится у Владимира Путина
15.11 12 белгородских школьников победили во всероссийском конкурсе «Большая перемена»
12.11 В Алексеевке Белгородской области реконструируют памятник Даниилу Бокареву
12.11 В Красногвардейском районе отремонтируют ещё одну школу
08.11 Жительница посёлка Новосадового Белгородского района Анна Трегубенко отметила 95-летие
08.11 Новооскольский военно-патриотический клуб «Гранит» взял третье место на областных соревнованиях курсантов
02.11 Вейделевский школьник Андрей Евдокимов стал победителем Всероссийской олимпиады по краеведению