Присоединяйтесь

Комментарии

Внимание, конкурс

В целях пропаганды туристского потенциала Белгородской области, популяризации и распространения положительного опыта предпринимательской деятельности в сфере туризма Департамент экономического развития совместно с Белгородским областным фондом поддержки малого и среднего предпринимательства проводит областной ежегодный конкурс «Лучший туристический объект года 2012». подробнее...

Партнёры

shuh.jpg

 kino31_160x225.jpg

 Unise.ru

Записки «с подмостков»

В Белгороде завершился IX Всероссийский театральный фестиваль
«Актёры России - Михаилу Щепкину»

В «Белгородских известиях» в среду, 16 октября, напечатана первая часть «Записок «с подмостков». Сегодня мы завершаем публикацию этих заметок с театрального фестиваля «Актёры России - Михаилу Щепкину».

Потому что Отечество в нас…

Не так часто, но бывает, когда спектакль спасает то литературное произведение, по которому он создан. Мне кажется, что постановка «Петля» Светланы Враговой по одноимённой пьесе Рустама Ибрагимбекова (он выступил и сорежиссёром) как раз такой случай. Клубок из множества сюжетных линий, автором начатых и незавершённых, насколько это возможно распутала режиссёр. А актёры Московского драматического театра «Модернъ» (художественный руководитель - народная артистка России Светлана Врагова) сыграли, что называется, больше, чем написано. Личная ответственность человека перед историей, эмиграция и покалеченные судьбы миллионов людей, оторванных от своих корней, любовь, жертвенная и спасающая… - главные темы «Петли».

1921-й, Париж. Дом на Монмартре. Комната в мансарде. Старинный диван с высокой спинкой, стулья, обитые коричневым бархатом, книжный стеллажик, графин со стаканами… - сценография спектакля «Петля» (11 октября) насыщена предметами, бытийна. И одновременно символична. Она чем-то напоминает корабельный трюм с разъеденными ржавчиной стенами, навевающий мысли о великом крушении великой империи. Может быть, на таком путешествовал бунинский господин из Сан-Франциско. И вот ещё деталь, которая «кричит»: финал будет трагическим - петля, висящая прямо посередине. Здесь «пахнет несчастьем».

И здесь обитает русский эмигрант - в прошлом белый офицер Субботин (заслуженный артист России Олег Царев). Вдали от России он испытывает чувство вины и личной ответственности за то, что творится на родине. Почему? 15 лет назад он был вместе с теми, кто совершил убийство Григория Распутина, который предсказал и собственную смерть, и смерть царя, и погибель земли Русской в братоубийственной войне. И всё сбылось. Олег Царев создаёт сложный образ человека, отягощённого непосильной ношей, - такой знает наверняка, что есть кое-что пострашнее смерти.

Субботин существует на пограничье юдоли человеческой и инобытия. Призрак Распутина (заслуженный артист России - Владимир Левашев) становится его ночным кошмаром. Он - вездесущая совесть, которая терзает, мучает и успокоится только с последним вздохом человека. Владимир Левашев создаёт зловещий, пугающий образ мелкого беса. С глазами страшными, неистовыми, с кривой усмешкой «вьётся да вертится» инфернальное существо вокруг бывшего полковника, очерчивая «единый погибельный круг». С развитием действия петля всё больше затягивается на шее Субботина. Правда, умрёт он от пуль, выпущенных не своей рукой…

А до тех пор выводить его из состояния оцепенения, исступлённости, возвращать из другого мира будет женщина. Он и она, их отношения родом из рассказов Бунина (сборник «Тёмные аллеи»). Нина встретила Субботина ещё будучи гимназисткой. Он стал её первым мужчиной и единственной и последней любовью, отцом её сына. Потом они разлучились на десятилетия. А теперь она, ведомая понятиями о долге, чести, судьбе («Господь привлёк меня сюда, и я должна выполнить то, что на меня возложено»), променяет своего жениха, «влюблённого, такого благовоспитанного, такого достойного, такого надёжного» на вот этого доведённого до предела человека.

Драма с элементами триллера и мелодрамы вышла ещё и очень музыкальной. Романс «Мы Отечество не выбираем…» стал музыкальным лейтмотивом спектакля. В нём - субботинские тоска, тупая боль, плач по загубленной жизни и Родине, которые через песни, их удивительное исполнение актёрами передадутся зрителю.

Театральный критик - заслуженный деятель искусств России, заслуженный деятель культуры Польши Константин Щербаков отметил, что в программе фестиваля - случайно или намеренно так получилось - оказалось много спектаклей-долгожителей (премьера «Петли» состоялась в 2001-м):

- Случайно спектакль долгожителем не становится. Искусственно продлить жизнь ему нельзя. Только если он содержит посыл в зрительный зал, серьёзный и долговременный.

Диплом «За нравственное отношение к трагической истории Отечества».

Суббота с актёрами БГАДТ

Белгородский спектакль «Забыть Герострата!» в постановке заслуженного деятеля искусств России Юрия Иоффе открыл 6-й день фестиваля. Многим театралам нашего города он уже знаком - именно «Забыть Герострата!» открыл 78-й театральный сезон. Спектакль поднимает темы, возникшие ещё в начале времён и сопровождающие человека до сих пор: история и её оценка, справедливость и правосудие, любовь человеческая, тоталитарные режимы, авторитарная личность и масса, свобода и рабство - рабство от денег, от сладострастия, от жажды власти…

Диплом «За мастерство в воплощении высокой комедии».

Вечером актёры Белгородской драмы представили «На дне» режиссёра - народного артиста России Валерия Беляковича. История вечного, непрекращающегося поиска своего места в бытии мира, осознанно или нет свершающегося в каждом человеке, его опасное балансирование между действительностью социального и духовного дна и одновременно спасительными и усугубляющими положение героев мыслями о «земле обетованной», рефлексия о ницшеанской идее сверхчеловека… - этот спектакль театра, самый востребованный у публики и получивший высокие оценки театральных критиков.

Театральный критик, главный редактор журнала «Театральная жизнь» Олег Пивоваров:

- Я был потрясён тем Горьким, которого я никогда не видел и только теоретически себе представлял. Страшный смысл «На дне» мне открыл Валерий Романович Белякович. Я понял, зачем была нужна редакция пьесы, что мне хотел сказать режиссёр, что сумели донести белгородские актёры. Я увидел Горького периода его увлечения ницшеанской идеей сверхчеловека. И конечно это не ночлежка. Это метафора целого мира, из которого выйдет философия разрушения и уничтожения человека 17-го года. И оттуда, из этой ночлежки, начнутся ручейки крови, которые затопят Россию. Об этом спектакль. И поэтому Сатин в финале - такой собранный, сконцентрированный. Белгородский «На дне» может претендовать на звание одной из лучших сценических версий.

Диплом «За оригинальность решения пьесы «На дне».

Подробнее о спектаклях «Забыть Герострата!» (http://белвести.рф/23.9.13-17703. html)и «На дне» http://белвести.рф/01.4.13-16305.html)читайте в прошлых выпусках «Белгородских известий» (от 2 апреля и 24 сентября) или на сайте газеты.

Баба Шанель

Одиночество… С ним мы встречаем восход жизни и её закат. Это неотъемлемое состояние нашего существования. Данность, к которой мы должны выработать своё отношение, ибо отменить не в силах. Одиночество необходимо нам для рефлексии. Оно же приводит к страданиям. В каждом возрасте одиночество имеет свои особенности. И самым страшным многие мыслители считают одиночество пожилых людей. Для России эта тема особенно актуальна, поскольку в нашей стране практически не задумываются об интеграции стариков в систему общественных отношений. Подавляющее большинство из них терпят материальную нужду, но что ещё хуже, социальную и экзистенциальную неустроенность. После выхода на пенсию они не могут обрести своего места в новой жизни. Ни государство, ни мы с вами им в этом не помогаем.

Спектакль «Баба Шанель» (13 октября) по одноимённой пьесе современного драматурга Николая Коляды поставил Валерий Белякович в московском Театре на Юго-Западе. О тех, кто, не надеясь уже ни на кого, стремится помочь себе сам. Стол для настольного тенниса, хореографические станки, зеркала (эффект, визуально расширяющий пространство, - Белякович к этому прибегает во многих своих спектаклях)… - многофункциональный зал типового ДК. Знакомая «декорация», не правда ли?

Здесь вот уже десять лет собираются для репетиций артистки ансамбля русской песни «Наитие» при Орджоникидзевском районном обществе инвалидов (действительно существует в Екатеринбурге, откуда Коляда родом и где расположен его театр. - Е.Ш.). Семь (по сравнению с пьесой режиссёр увеличил количество бабушек - появились Настя и Михеевна) женщин, перешагнувших рубеж семидесяти лет. А руководит ими ещё молодой мужчина Сергей Сергеевич (Денис Нагретдинов). Белая шляпа, светлые брюки, жилет и баян - его имидж походит на стиль аргентинского гангстера. Его вниманием старается завладеть каждая из артисток. Он вдохновляет своих подопечных, кажется полным жизни и творческой энергии, но… На самом деле руководитель «Наития» - композитор, карьера которого не сложилась, и он страдает от невозможности самореализоваться.

Белякович поражает сразу же - бабушек играют мужчины. И надо видеть как… Перед нами - галерея великолепных актёрских работ. Вот только некоторые из них: «старейший член» ансамбля, «мэтр самодеятельной сцены», «добрейшая и величественнейшая», «человек планетарного масштаба» Капитолина Петровна (Максим Шахет, пластический рисунок роли потрясает). Неформальный лидер, полная обаяния и энергетики Тамара Ивановна (заслуженный артист России Александр Горшков). Носительница фольклора Нина Андреевна (Олег Задорин). «Ренессансная личность» Сара Абрамовна (Андрей Санников). Натура поэтическая - декламирует стихотворения Цветаевой и Ахматовой. И когда ей внимаешь, думаешь: «Жаль, нет абсента» - в такую декадентскую атмосферу она погружает.

И все поют. Музыкальное оформление постановки, основанное на контрасте псевдо- и подлинной мелодики, продумано до мельчайших нюансов. Как продуман и сложный симбиоз жанров, в которых решён спектакль. Множество смешных моментов соседствуют со сценами настолько трагичными, что удивляешься, как на грани невероятного, очень гармонично в «Бабе Шанель» объединены фарс, китч и трагедия.

«Вот жизнь даётся через что человеку? - спрашивает Ираида Семёновна (Олег Анищенко) и сама же отвечает: - Через разговор, встречи, через людей, через общение… Я ведь не жила, пока в «Наитие» не попала». Они все хорошо понимают, что петь они не умеют, но здесь они обретают своё место, друг в друге обретают близких людей «Наитие» для них - их маленький мирок, приют, где они могут быть теми, кем им хочется.

И вдруг в их микрокосм в лице Розы Рябоконь - бабы Шанель (заслуженная артистка России Галина Галкина) вторгается грубость, жестокость, агрессивность сегодняшней жизни. И люди, особенно пожилые, оказываются беззащитными перед этим. Сергей Сергеевич решит провести ребрендинг ансамбля: недавно вышедшая на пенсию секретарша, а теперь охраница ДК Рябоконь должна стать «ярко выраженной солисткой ансамбля», а бабушки уйти во мрак сцены. Вот только это и её совсем недалёкое будущее…
Появление наглой, хамоватой бабы Шанель срабатывает как катализатор. Героини представят свои истории. И одна за другой освободятся от прижизненных одежд, буквальных (кокошников, платьев-мешков с люрексом, похожих на половые тряпки), социальных, и упорхнут коричневыми бабочками за главную черту - хризантемы их жизни отцвели. После мы будем наблюдать уже жизнь их бесполых и вообще лишённых каких-либо маркеров душ (в пьесе Коляды ухода героев в небытие и их последующего существования в запределье нет. - Е.Ш.).

Диплом «За смелость театрального языка».

Простая история

В рамках фестиваля показали ещё два прекрасных спектакля о поколении, прошедшем войну, - «простых и хороших людях, таких добрых, которых когда-то в нашей стране было много»…

«Вечер» представили актёры заслуженного коллектива Республики Беларусь Брестского академического театра драмы имени Ленинского комсомола Беларуси. По одноимённой пьесе Алексея Дударева его создал режиссёр - заслуженный деятель искусств Республики Беларусь - Александр Козак (диплом «Вы чьё, старичьё? За милосердный театральный ответ»).
И постановку Центрального театра Российской армии - «…А я остаюся с тобою...» заслуженного артиста России Андрея Бадулина по пьесе «Саня, Ваня, с ними Римас» Владимира Гуркина (диплом «За честное слово о Великом поколении великой войны»).

В центре - личность человеческая

На протяжении всех дней фестиваля нам демонстрировали, каким разным сегодня может быть актёрский психологический театр. Вслед за создателями фестивальных спектаклей мы исследовали сложный комплекс тем.

Что находилось в их фокусе? Какое послание они адресовали зрителю? О чём заставили задуматься? Главным образом о месте человека в социуме, в мире. О его призвании, способности взять на себя ответственность за всё, что с ним происходит. О людях судьбы, которые принимают то, что возложено на них Создателем, и проходят свой путь до конца. Всегда ли он ведёт к счастью? Да нет. Он многотруден, каждый его поворот даётся через борьбу. Но, лишь следуя ему, можно родиться для своей подлинной жизни и уже нельзя погибнуть духовно. О большинстве из нас - простых людях, которые ищут его, но по причинам а), б), в)… не находят, а лишь по временам набредают. И о людях, которые даже о нём не задумываются и не обретут никогда. Инфантильных и беспечных. Мучимых жаждой денег, славы, власти. И о том, что от этих личных, частных наших определений зависит история человечества - с его прошлым, настоящим и будущим.

«Актёры России - Михаилу Щепкину» - 2013 в который раз обнаружил не пропадающую потребность зрителя в спектаклях русского психологического театра и снова утвердил формулу, так ёмко выраженную в спектакле «Куклы» Валерия Беляковича: «Театр... Он принадлежит актёрам - Живым, из плоти, крови, нервов... И только им! Театр, куда приходят люди, как в храм, Чтоб испытать невиданные страсти, Давно, быть может, забытые В наше механистическое, кукольное время...».

Наталья СТАРОСЕЛЬСКАЯ: Мы приходим в театр, чтобы жить

О том, что отличает белгородский фестиваль, о феномене режиссёра Валерия Беляковича и о спектаклях-фаворитах председатель экспертного совета фестиваля - театральный критик, писатель, кандидат филологических наук, шеф-редактор журнала «Страстной бульвар, 10», главный редактор журнала «Иные берега», лауреат премии Москвы Наталья Давидовна СТАРОСЕЛЬСКАЯ рассказала обозревателю «Белгородских известий» Екатерине ШАРОНОВОЙ.

- В России проводят достаточно театральных фестивалей. В чём особенность «Актёры России – Михаилу Щепкину»?

- Я приезжаю сюда не в первый раз, мои коллеги тоже. И все мы отмечаем, что на фестивале царит какая-то удивительная атмосфера. Здесь очень хорошо понимают, что такое праздник. И этот праздник пытаются создать для всех - для зрителей, для актёров, для критиков. Каждый участник фестивального действа чувствует себя желанным гостем.

Главное внимание белгородский фестиваль уделяет актёру. Есть театральные форумы, где определяют, например, лучшего актёра России. Это очень неверно, потому что, если приезжают пять-семь спектаклей на фестиваль, выбрать из них лучшего актёра России – всегда заведомая несправедливость. Театр – дело коллективное, и конкуренция здесь абсолютно не уместна. Тут либо все работают на идею театра, либо каждый работает на себя, и тогда ничего не получается. А когда фестиваль, когда все актёры посвящают своё творчество Щепкину – это честно, это справедливо и очень хорошо. Это марка этого фестиваля. Этим он мне по-настоящему дорог.

- То есть конкурса нет и не подразумевается?

- Нет, и это абсолютно правильно. Все получают дипломы. Все получают щепкинскую медаль по случаю его 225-летия. И все равны. Перед искусством все равны. Перед вечностью все равны. Перед величием великого русского актёра, которого никто из нас не видел, но мы о нём наслышаны, – мы равны перед этим. То мастерство, которое актёры показывают, как дань. И это самое правильное.

- Каким образом и кто формирует программу фестиваля?

- Оргкомитет, состоящий в основном из представителей белгородского театра. Но они всегда советуются с нами, и мы, я и мои коллеги, осмеливаемся что-то предлагать, давать какие-то советы. Иногда их принимают, иногда нет в силу объективных причин. Белгородский фестиваль берёт всё на себя, а это очень трудно. Если, скажем, приглашать какой-нибудь театр из Владивостока – все деньги фестиваля уйдут на его приезд. Географически мы стараемся иметь в виду не очень далёкую Россию. И к нашим рекомендациям прислушиваются. Мы за это очень благодарны. В частности, я очень горжусь тем, что по моей рекомендации в программу попал питерский спектакль «Жаворонок». И спектакль «Баба Шанель» - тоже моя рекомендация.

- Раз уже заговорили о «Бабе Шанель»… Видимо, вы высоко оцениваете творчество Валерия Беляковича…

- Я тридцать с лишним лет знаю театр Валерия Романовича Беляковича. Буквально с первых дней живу в его театре. Далеко не все его спектакли мне одинаково близки, но у него есть свой метод. В первую очередь он основан на бешеной энергетике, которая кого-то захватывает, кого-то - нет. Белякович – это инфекция. Она в кого-то попадает и он этим заболевает, а в кого-то совершенно не попадает. Это зависит от эмоционального настроя людей, от их восприятия, от их склонностей. Вспомним того Горького, которого он поставил (спектакль «На дне» http://belwesti.ru/01.4.13-16305.html - ссылка для сайта)… Многие мои коллеги говорили: «Это не Горький». Что это значит? Текст Горького. Да переставленный, перекомпонованный. Но режиссёр имеет на это право. Для меня абсолютно оправданно то, что все тексты Сатина, которого замечательно играет Виталий Стариков, вынесены в финал. Тогда глубокий смысл обретает фраза «какую песню испортил», произнесённая когда Актёр сообщает, что удавился на пустыре. Он испортил не песню «Солнце всходит и заходит», как у Горького, а гимн о человеке. И в этом - смысл совершенно невероятный.

Лука в этом спектакле... Мы же привыкли, что это такой благообразный, елейный дедушка. Он приходит, всех примиряет, защищает. Но ведь неслучайно в русском литературоведении начала 20 века велись споры, а кто он, откуда пришёл. И не беглый ли он каторжник? В нём есть сила невероятная, мощь. Врёт же про лечебницу, про праведную землю. Но он это делает не для того, чтобы их утешить, а для того, чтобы их подтолкнуть, чтобы они начали искать, перестали вращаться как морские волны на этих нарах. Чтобы они хоть что-то сделали. И спектакль, который захватывает бешеной энергетикой, приводит к необходимости зрителя решить для себя сложные вопросы. И тогда я понимаю, почему такой мёртвый зал - люди слушают каждое слово. И мне рассказали, что школьники очень хорошо смотрят этот спектакль. Поди-ка заставь сегодняшних подростков пойти на классическую постановку - они уснут на 13-й минуте.

- А что вы скажете по поводу «Бабы Шанель». Этот спектакль принадлежит психологическому театру или это уже нечто иной природы?

- А вас эмоционально задело то, что происходило на сцене?
- Безусловно.

- Значит, психологический. Мы зрители – проводники. Актёры всё проводят через нас. Я не поклонница творчества Николая Коляды. Но есть в этой пьесе что-то, что касается каждого из нас. Взаимоотношения поколений. Агрессивность и хамство, которые на каждом шагу вламываются в нашу жизнь. И мы никуда от них деваться не можем. Они заставляют как-то себе противостоять, а мы не умеем, мы начинаем в себе воспитывать агрессию, жестокость. Это очень трудно, но нас заставляют это делать. Сумасшедшая энергетика спектакля - нас в него втягивают. Психологический театр сегодня должен быть таким. Он не может быть музейно равнодушным, безликим и холодным. Он должен обязательно втаскивать зрителя в своё действие, тормошить и заставлять верить - и тогда это настоящий психологический театр.

- То есть текст «новой драмы» театральный язык Беляковича абсорбирует для психологического театра?

- Именно. Добавлю, что Валерий Романович учился у потрясающего, почти забытого сегодня режиссёра Бориса Ивановича Равенских. Он отличался огненным темпераментом - ставил спектакли с сумасшедшим напором, производил невыразимое сильнейшее впечатление. И у Равенских был сильный поэтический театр. И вот эти вещи Белякович у него унаследовал. Несомненно.

- Вот мы, хотя и фестиваль конкурса не предполагает, всё же выявили одних из фаворитов. Давайте поговорим и об успехе питерского спектакля «Жаворонок».

- Много лет назад Семён Спивак увидел спектакль «Жаворонок» Валерия Беляковича в его Театре на Юго-Западе. И до такой степени заболел им, что сказал: «Я когда-нибудь обязательно поставлю свою версию». Прошло около двадцати лет - и это случилось. Его спектакль совершенно другой. 12 лет он идёт и не отпускает публику, потому что это очень серьёзный театр, игровой театр и это блистательные актёры. Вот так же, как актёры Беляковича верят в своего наставника, актёры Спивака преданы ему. Перед нами – два мастера, разных, но которых объединяет то, что их театр авторский. А любое авторство равнодушным оставить не может.

«Я каждый спектакль ставлю о себе», - говорит Спивак. Но мы же не можем представить, как он буквально, подобно Жанне Д’Арк, идёт на костёр. Значит, что-то есть в нём, что для него очень важно, что ему необходимо решить. И этот поиск ответов он концентрирует в «Жаворонке».

Вот, скажем, эти мизансцены, когда герои как бы наблюдают за полётом жаворонка. Они показывают вверх, а ведь там ничего нет. Эта птичка с весной прилетает и весну провозглашает, а весны-то нет. Всё мимо и мимо - и наслаивается трагизм мировой истории. И Спивак это очень остро чувствует. Его король всё понимает, но придуривается, прикидывается, не желая в этом участвовать. И есть Жанна, которая против своей воли сначала должна, а потом уже и желает. Ведь что за голоса она слышит? Это какая-то внутренняя её жизнь, жизнь души, которую она как человек неразвитый не осознаёт, но тем не менее этому следует. Тогда каждый из нас должен задать вопрос - на что мы способны? И понять свои собственные границы.

- После спектакля Семён Яковлевич сказал, что «Жаворонок» - спектакль о призвании, о миссии человека. А ведь определив это для себя, человек обретает своё место в этой жизни. Посмотрев все спектакли фестивальной программы, мне кажется, каждый из них в глобальном смысле об этом.

- Безусловно. Это же самая главная тема жизни, важнее нет ничего. Кто-то это осознаёт, кто-то нет. И есть три таинства, как сказал Лев Николаевич Толстой, - рождение, любовь и смерть. Тысячелетия проходят - никто другого не придумал и не придумает. И настоящий театр всегда будет выстраивать свою жизнь вокруг этого. А то, что не настоящее, вошедшее в моду, - это всё временно. Потому что жить этим нельзя. А мы приходим в театр, чтобы жить.

 

Екатерина ШАРОНОВА (текст и фото)

Новости

03.12 Белгородцы могут пересекать границу с Украиной в прежнем режиме
03.12 В селе Иловка Алексеевского района заработал мини-цех по переработке молока
03.12 Белгородский почтамт выпустил в обращение четыре новогодние марки
03.12 За сутки в Белгороде эвакуируют более десятка машин
03.12 Белгородская область вошла в десятку лучших регионов России по качеству жилищных условий в сельской местности
03.12 В Белгородском историко-краеведческом музее отрыли выставку «Белгородчина олимпийская»
03.12 Белгородские таможенники изъяли более 18 килограммов семян мака
03.12 Пьяный староосколец напал на полицейского с ножом
02.12 Белгородские аграрии собрали 2,8 миллиона тонн сахарной свёклы
02.12 Взносы на капитальный ремонт общего имущества многоэтажек будут собираться с 1 января 2014 года
02.12 Эстафета олимпийского огня в Белгороде стартует 17 января
02.12 Водитель автомобиля Hyundai травмировал инспектора ДПС
02.12 В Соборном зале храма в честь святых мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии пройдёт вечер памяти Серафима Тяпочкина
29.11 В большом зале Белгородской государственной филармонии состоится вечер испанской музыки